Детский календарь

Сообщение об ошибке

Deprecated function: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead в функции Pagination->getPager() (строка 183 в файле /home/d-kalendar/d-knigi.ru/docs/sites/all/modules/pagination/includes/Pagination.inc).

Режиссерские игры дошкольника

Е. М. ГАСПАРОВА

Ре­жис­сер­ские иг­ры яв­ля­ют­ся раз­но­вид­но­стью са­мо­сто­я­тель­ных сю­жет­ных игр. В ран­нем и млад­шем до­школь­ном воз­расте иг­ра но­сит пре­иму­ще­ствен­но ин­ди­ви­ду­аль­ный ха­рак­тер. В пред­мет­но-отоб­ра­зи­тель­ных иг­рах ре­бе­нок впер­вые усва­и­ва­ет спо­со­бы дей­ствий с пред­ме­та­ми, от­ра­ба­ты­ва­ет по­сле­до­ва­тель­ность иг­ро­вых дей­ствий. Пер­вые на­вы­ки сю­жет­но-отоб­ра­зи­тель­ной иг­ры ма­лы­шу по­мо­га­ет при­об­ре­сти взрос­лый: ма­ма по­ка­зы­ва­ет, как кор­мят кук­лу, укла­ды­ва­ют ее спать, как ка­та­ют миш­ку на ма­ши­не, а ре­бе­нок по­вто­ря­ет эти дей­ствия с те­ми же са­мы­ми или дру­ги­ми иг­руш­ка­ми.

Рас­ши­ря­ет­ся опыт ре­бен­ка, рас­тет уро­вень его иг­ро­вых на­вы­ков и уме­ний — услож­ня­ет­ся и сю­жет иг­ры. Ма­лыш уже спо­со­бен от­ра­жать в иг­ре не толь­ко дей­ствия с пред­ме­та­ми, но и от­но­ше­ния меж­ду дву­мя или не­сколь­ки­ми пер­со­на­жа­ми. У не­го по­яв­ля­ет­ся пред­став­ле­ние о ро­ли и опре­де­ля­е­мых этой ро­лью дей­стви­ях, под­чи­нен­ных еди­но­му иг­ро­во­му сю­же­ту. За­креп­ля­ют­ся иг­ро­вые дей­ствия, свя­зан­ные с кон­крет­ны­ми ро­ля­ми. Ко­неч­но, эти зна­ния и пред­став­ле­ния не воз­ни­ка­ют са­ми по се­бе, а фор­ми­ру­ют­ся в об­ще­нии со взрос­лым, в про­цес­се усво­е­ния про­стей­ших сю­же­тов-об­раз­цов, пред­ла­га­е­мых вос­пи­та­те­лем в сов­мест­ной иг­ре или на за­ня­тии, а так­же в ре­зуль­та­те обо­га­ще­ния вне­иг­ро­во­го опы­та.

Од­но­вре­мен­но идет раз­ви­тие мыш­ле­ния и во­об­ра­же­ния ре­бен­ка, рас­тет спо­соб­ность к пе­ре­но­су спо­со­бов дей­ствий на дру­гие объ­ек­ты, от­но­ше­ний меж­ду людь­ми — в иг­ру. Та­ким об­ра­зом со­зда­ют­ся пред­по­сыл­ки для пе­ре­хо­да к раз­ви­той сю­жет­но-ро­ле­вой иг­ре. Но она еще не­воз­мож­на без сло­жив­ших­ся на­вы­ков об­ще­ния: уме­ния со­гла­со­вы­вать за­мы­сел, под­би­рать не­об­хо­ди­мые пред­ме­ты и ат­ри­бу­ты, рас­пре­де­лять ро­ли и дей­ство­вать в со­от­вет­ствии с ни­ми, всту­пать в ро­ле­вые вза­и­мо­от­но­ше­ния с парт­не­ра­ми, учи­ты­вая их же­ла­ния, ин­те­ре­сы, сте­пень удо­вле­тво­рен­но­сти иг­рой.

Па­рал­лель­но с фор­ми­ро­ва­ни­ем на­вы­ков сов­мест­ной иг­ры про­дол­жа­ет­ся раз­ви­тие ин­ди­ви­ду­аль­ной иг­ры с иг­руш­ка­ми. Она яв­ля­ет­ся осо­бой фор­мой иг­ро­вой де­я­тель­но­сти ре­бен­ка, ко­то­рая да­ет ему воз­мож­ность при­ме­нить со­ци­аль­ный опыт в иг­ре с кук­лой: кук­ла, в от­ли­чие от парт­не­ра-ре­бен­ка, не тре­бу­ет вы­со­ко­го уров­ня раз­ви­тия об­ще­ния, т. е. здесь не на­до од­но­вре­мен­но учи­ты­вать че­ты­ре по­зи­ции: соб­ствен­ную, сво­е­го пер­со­на­жа, парт­не­ра по иг­ре, по­зи­цию его ро­ли. В обы­ден­ной жиз­ни (в се­мье, в дет­ском са­ду, в ма­га­зи­не, в транс­пор­те и т. д.) ре­бе­нок на­блю­да­ет дей­ствия и от­но­ше­ния окру­жа­ю­щих. Он мо­жет всту­пать в эти от­но­ше­ния, со­от­вет­ствен­но вос­при­ни­мать и оце­ни­вать их, мо­жет на­блю­дать со сто­ро­ны. И в том и в дру­гом слу­чае они усва­и­ва­ют­ся и со­став­ля­ют не­по­сред­ствен­ный со­ци­аль­ный опыт ре­бен­ка. Этот опыт ле­жит в ос­но­ве по­чти всех сю­же­тов ин­ди­ви­ду­аль­ных игр, в иг­рах же де­тей ран­не­го и млад­ше­го до­школь­но­го воз­рас­та пре­об­ла­да­ет.

Трех­лет­няя Да­ша са­жа­ет за стол миш­ку и Бу­ра­ти­но. С удо­воль­стви­ем рас­смат­ри­ва­ет их, по­прав­ля­ет сал­фет­ку, за­ме­ня­ю­щую ска­терть. Мол­ча на­ли­ва­ет во­об­ра­жа­е­мый чай из иг­ру­шеч­но­го чай­ни­ка, под­но­сит чаш­ку ко рту Бу­ра­ти­но. Ли­цо де­воч­ки вы­ра­жа­ет на­пря­жен­ное, со­сре­до­то­чен­ное вни­ма­ние к ре­зуль­та­там соб­ствен­ных дей­ствий, их успеш­но­сти. Не­ча­ян­но она ро­ня­ет вто­рую чаш­ку, пред­на­зна­чен­ную миш­ке. Слег­ка рас­те­ряв­шись, под­ни­ма­ет чаш­ку, стро­го смот­рит на миш­ку, раз­во­дит ру­ка­ми: «Раз­лил!» — и на­чи­на­ет вы­ти­рать сня­той со сто­ла сал­фет­кой во­об­ра­жа­е­мую лу­жу.

Из при­ме­ра вид­но, как про­стая, не­ред­ко встре­ча­ю­ща­я­ся в жиз­ни де­тей си­ту­а­ция — опро­ки­ну­тая чаш­ка и не­до­воль­ство взрос­ло­го по это­му по­во­ду — ста­но­вит­ся сю­же­том иг­ры. При этом вни­ма­ние ре­бен­ка пе­ре­ме­ща­ет­ся с пред­мет­ных дей­ствий на от­но­ше­ния меж­ду пер­со­на­жа­ми.

Опо­сре­до­ван­ный опыт ре­бен­ка — зна­ния и пред­став­ле­ния об от­но­ше­ни­ях лю­дей, по­лу­чен­ные из про­чи­тан­ных ему книг, про­смот­рен­ных мульт­филь­мов, про­слу­шан­ных ра­дио­пе­ре­дач и т. д.,— про­яв­ля­ет­ся в иг­ре уже в кон­це ран­не­го воз­рас­та и, по­сте­пен­но рас­ши­ря­ясь, ло­жит­ся в ос­но­ву сю­же­тов ин­ди­ви­ду­аль­ных игр. Как пра­ви­ло, та­кой опыт ре­а­ли­зу­ет­ся в иг­ре с раз­лич­ны­ми, ино­гда до­воль­но зна­чи­тель­ны­ми от­ступ­ле­ни­я­ми от ори­ги­на­ла — сказ­ки, рас­ска­за, мульт­филь­ма.

Ко­ля (че­ты­ре го­да де­вять ме­ся­цев) разыг­ры­ва­ет сю­жет ви­ден­но­го на­ка­ну­не мульт­филь­ма «Про бе­ге­мо­та, ко­то­рый бо­ял­ся при­ви­вок». Он ис­поль­зу­ет иг­ру­шеч­ных жи­вот­ных из на­бо­ра «Зоо­парк». Од­на­ко по­сте­пен­но он при­вно­сит в иг­ру из­ме­не­ния: «И то­гда бе­ге­мот ре­шил спря­тать­ся в зе­ле­ную ма­ши­ну: тр-р-р — по­ехал! Врач его до­го­нял-до­го­нял и от­стал. А бе­ге­мот то­гда над ле­сом по­ле­тел и ви­дит: там си­дит во­дя­ной — на пе­нек за­лез. Бе­ге­мот у не­го ин­стру­мен­ты взял — чи­нить ма­ши­ну. И сде­лал ле­ту­чий ко­рабль. Толь­ко он не ле­та­ет еще...А врач его до­гнал сно­ва, и бе­ге­мот стал весь крас­ный. Стыд­но ему по­то­му что. И бо­ит­ся по­то­му что...

В иг­ре маль­чи­ка со­еди­ни­лось со­дер­жа­ние двух мульт­филь­мов — «Про бе­ге­мо­та, ко­то­рый бо­ял­ся при­ви­вок» и «Ле­ту­чий ко­рабль». Сю­жет не про­ду­ман за­ра­нее и раз­ви­ва­ет­ся ас­со­ци­а­тив­но: то он свя­зан с по­пав­шей­ся на гла­за иг­руш­кой (зе­ле­ной ма­ши­ной), то с вос­по­ми­на­ни­я­ми о пер­со­на­же из сказ­ки (во­дя­ном) и т. д. Сме­ня­ю­щие друг дру­га яр­кие об­раз­ные пред­став­ле­ния да­ют воз­мож­ность воз­ник­нуть по­доб­ной слож­ной иг­ре. Ас­со­ци­а­тив­ная ди­на­ми­ка сю­же­та пред­став­ля­ет со­бой ти­пич­ную осо­бен­ность ин­ди­ви­ду­аль­ной иг­ры до­школь­ни­ка.

Со­ци­аль­ный опыт ре­бен­ка опре­де­ля­ет раз­ви­тие сю­же­та, но не на­вя­зы­ва­ет не­из­мен­ной по­сле­до­ва­тель­но­сти со­бы­тий.

Но­си­те­ля­ми ро­лей в ин­ди­ви­ду­аль­ной ре­жис­сер­ской иг­ре вы­сту­па­ют иг­руш­ки (кук­лы, зве­ри) и дру­гие пред­ме­ты. В от­ли­чие от сов­мест­ной иг­ры, где ре­бен­ку при­хо­дит­ся учи­ты­вать по­зи­цию парт­не­ра, здесь он сам ор­га­ни­зу­ет иг­ро­вую си­ту­а­цию, ре­гу­ли­ру­ет вза­и­мо­от­но­ше­ния пер­со­на­жей и мо­ти­ви­ру­ет их дей­ствия. При этом ре­бе­нок учит­ся смот­реть на со­бы­тие с раз­лич­ных по­зи­ций, мыс­лен­но ста­вить се­бя на ме­сто кон­крет­но­го пер­со­на­жа.

По ме­ре овла­де­ния опре­де­лен­ны­ми уме­ни­я­ми де­ти со­зда­ют все бо­лее слож­ные иг­ро­вые си­ту­а­ции, ино­гда со мно­ги­ми участ­ни­ка­ми, в ро­ли ко­то­рых вы­сту­па­ют иг­руш­ки. Ха­рак­тер­но, что ре­бе­нок не бе­рет на се­бя ни­ка­кой по­сто­ян­ной ро­ли, а, ре­гу­ли­руя от­но­ше­ния дей­ству­ю­щих лиц, ор­га­ни­зу­ет иг­ру как ре­жис­сер. Эта свое­об­раз­ная по­зи­ция ре­бен­ка и поз­во­ля­ет на­звать иг­ры та­ко­го ти­па ре­жис­сер­ски­ми.

Сю­же­ты ин­ди­ви­ду­аль­ных ре­жис­сер­ских игр от­ли­ча­ют­ся раз­но­об­ра­зи­ем, слож­но­стью и не­стан­дарт­но­стью. Осо­бен­но яр­ко это про­яв­ля­ет­ся при со­по­став­ле­нии ин­ди­ви­ду­аль­ной иг­ры с сов­мест­ной.

Как пра­ви­ло, де­ти сов­мест­но разыг­ры­ва­ют ка­кой-ли­бо из дав­но зна­ко­мых и став­ших тра­ди­ци­он­ны­ми сю­же­тов (в «Боль­ни­цу», «Ма­га­зин», «Га­раж», «Доч­ки-ма­те­ри», «Го­сти» и т. д.). Эти сю­же­ты, пред­ла­га­е­мые в ка­че­стве об­раз­ца на за­ня­ти­ях, под­креп­ля­ют­ся на­ли­чи­ем в иг­ро­вых зо­нах шаб­лон­ной ат­ри­бу­ти­ки. Впол­не по­нят­но, что стан­дарт­ные пред­ме­ты под­ска­зы­ва­ют стан­дарт­ные спо­со­бы дей­ствия с ни­ми, и в ре­зуль­та­те в прак­ти­ке до­школь­ных учре­жде­ний до­ми­ни­ру­ет об­щий тип сю­жет­но-ро­ле­вой иг­ры с не­боль­ши­ми, по су­ти лишь ко­ли­че­ствен­ны­ми от­ли­чи­я­ми.

За­ча­стую да­же иг­ры де­тей седь­мо­го го­да жиз­ни (осо­бен­но маль­чи­ков) сво­дят­ся к ма­ло­упо­ря­до­чен­ной дви­га­тель­ной ак­тив­но­сти и пред­мет­ным дей­стви­ям, лишь фор­маль­но свя­зан­ным с сю­же­том (на­при­мер, иг­ра в вой­ну). Чем мень­ше воз­мож­но­стей для раз­ви­тия сю­же­та, тем боль­ше в иг­ре по­вто­ров, тем ча­ще про­иг­ры­ва­ют­ся од­ни и те же эпи­зо­ды. Де­ти по­рой на­столь­ко при­вы­ка­ют к стан­дарт­ным иг­рам со стан­дарт­ны­ми иг­руш­ка­ми, что еди­но­душ­но от­вер­га­ют вся­кую по­пыт­ку из­ме­нить или по-но­во­му кон­кре­ти­зи­ро­вать сю­жет («Ты не­пра­виль­но иг­ра­ешь!», «Не так на­до иг­рать!»).

Уве­рен­ность, что при­выч­ный ва­ри­ант иг­ры и есть един­ствен­но пра­виль­ный, бе­рет на­ча­ло в млад­шем воз­расте, ко­гда ре­бе­нок усва­и­ва­ет пер­вые иг­ро­вые об­раз­цы, пред­ла­га­е­мые ему взрос­лым или стар­шим ре­бен­ком в сов­мест­ной иг­ре или на за­ня­ти­ях. В ран­нем дет­стве та­кой по­каз по­ле­зен и да­же не­об­хо­дим. Но не­ред­ко вос­пи­та­тель хва­лит ре­бен­ка за точ­ное вос­про­из­ве­де­ние об­раз­ца и не по­ощ­ря­ет по­пы­ток ва­рьи­ро­ва­ния. Та­ким об­ра­зом, в иг­ре быст­ро за­креп­ля­ют­ся сте­рео­ти­пы. Все это тор­мо­зит ста­нов­ле­ние твор­че­ско­го на­ча­ла, раз­ви­тие во­об­ра­же­ния.

Де­ти, под­чи­ня­ясь тре­бо­ва­ни­ям сов­мест­ной иг­ры, в ин­ди­ви­ду­аль­ной иг­ре чув­ству­ют се­бя бо­лее сво­бод­но.

Али­на (пять с по­ло­ви­ной лет) рас­став­ля­ет на ков­ре во­круг че­ты­рех ма­лень­ких ко­ро­бок-сто­ли­ков иг­руш­ки (ку­кол и зве­рей): это де­ти в дет­ском са­ду. Боль­шая кук­ла вы­сту­па­ет в ро­ли вос­пи­та­те­ля: «Во­ва Смир­нов! Не бол­тай но­га­ми! Ле­на Его­ро­ва, ты по­че­му хлеб на­кро­ши­ла на пол? Под­бе­ри и боль­ше не со­ри! — су­ро­во про­из­но­сит Али­на, «озву­чи­вая» роль вос­пи­та­те­ля.— А те­перь все со­бра­лись и по­стро­и­лись. Де­жур­ные про­ти­ра­ют сто­лы. Сей­час все пой­дем в лес».
«Ой, Миш­ка спря­тал­ся! — про­дол­жа­ет де­воч­ка уже соб­ствен­ным го­ло­сом.— Он не хо­чет в лес! Его за­брать хо­те­ли се­го­дня по­рань­ше». «Миш­ка, мы те­бе по­мо­жем! — ска­за­ли гно­ми­ки (за гно­ми­ков Али­на пи­щит то­нень­ким «доб­рым» го­лос­ком).— Мы те­бя спря­чем!»
Иг­ра про­дол­жа­ет­ся: гно­ми­ки при­но­сят вол­шеб­ную па­лоч­ку. Миш­ка ста­но­вит­ся очень ма­лень­ким и пря­чет­ся в мы­ши­ную нор­ку. Все де­ти и вос­пи­та­тель ухо­дят в лес, а Миш­ка оста­ет­ся в дет­ском са­ду. Мы­ша­та и гно­ми­ки по­ка­зы­ва­ют ему под­зем­ный ход, он про­ле­за­ет че­рез не­го и встре­ча­ет свою ма­му. Вме­сте с ма­мой они идут к мо­рю, со­би­ра­ют ра­куш­ки, встре­ча­ют зо­ло­тую рыб­ку и за­га­ды­ва­ют же­ла­ния...
В це­лом иг­ра длит­ся бо­лее ча­са.

Этот при­мер по­ка­зы­ва­ет, как в иг­ре де­воч­ки при­чуд­ли­во пе­ре­пле­та­ют­ся зна­ко­мые ей бы­то­вые сце­ны и ска­зоч­ные, фан­та­сти­че­ские со­бы­тия. Зву­чит ро­ле­вая речь (за раз­лич­ных ге­ро­ев) и по­вест­во­ва­тель­ная, вы­пол­ня­ю­щая ор­га­ни­зу­ю­щую функ­цию. В иг­ре дей­ству­ют иг­ру­шеч­ные зве­ри, кук­лы, во­об­ра­жа­е­мые мыш­ки. Са­ма Али­на не бе­рет на се­бя ни­ка­кой кон­крет­ной ро­ли, а по­оче­ред­но вы­сту­па­ет в ро­лях всех пер­со­на­жей.

На­блю­де­ния по­ка­зы­ва­ют, что ре­жис­сер­ская иг­ра ти­пич­на для де­тей, огра­ни­чен­ных в кон­так­тах со сверст­ни­ка­ми: ча­сто бо­ле­ю­щих или во­об­ще не по­се­ща­ю­щих дет­ский сад. Они вы­нуж­де­ны иг­рать од­ни — ведь у них нет парт­не­ра.

Не­ко­то­рые до­школь­ни­ки иг­ра­ют в оди­ноч­ку из-за труд­но­стей в об­ще­нии: это де­ти с вы­ра­жен­ны­ми де­фек­та­ми ре­чи, ма­ло­ак­тив­ные, за­мкну­тые, пло­хо адап­ти­ру­ю­щи­е­ся к усло­ви­ям до­школь­но­го учре­жде­ния. Они склон­ны к уеди­не­нию, не­охот­но от­ве­ча­ют на во­прос, во что они иг­ра­ют, пре­кра­ща­ют иг­ру и пря­чут иг­руш­ки, ко­гда к ним под­хо­дят сверст­ни­ки или вос­пи­та­тель. Вклю­чен­ная в иг­ру речь та­ких де­тей очень ти­хая, ше­пот­ная.

Ре­жис­сер­ская иг­ра пред­став­ля­ет со­бой ос­нов­ную фор­му ин­ди­ви­ду­аль­ной иг­ры до­школь­ни­ков в воз­расте от че­ты­рех с по­ло­ви­ной до се­ми лет. Но по­яв­ля­ет­ся она зна­чи­тель­но рань­ше — у де­тей кон­ца тре­тье­го — на­ча­ла чет­вер­то­го го­да жиз­ни. В этом воз­расте ре­бя­та уже име­ют на­вы­ки, не­об­хо­ди­мые для от­ра­же­ния в иг­ре ре­аль­ной жиз­нен­ной си­ту­а­ции, у них на­коп­лен опре­де­лен­ный опыт, т. е. они спо­соб­ны осу­ществ­лять ин­ди­ви­ду­аль­ные ре­жис­сер­ские иг­ры с не­слож­ным сю­же­том. Но к сов­мест­ным сю­жет­но-ро­ле­вым иг­рам со сверст­ни­ка­ми эти де­ти еще не го­то­вы из-за нес­фор­ми­ро­ван­но­сти на­вы­ков иг­ро­во­го об­ще­ния.

В ка­че­стве экс­пе­ри­мен­та до­школь­ни­кам кон­ца тре­тье­го — на­ча­ла чет­вер­то­го го­да жиз­ни пред­ла­га­ли вме­сто де­та­ли­зи­ро­ван­ных иг­ру­шек, вы­пус­ка­е­мых на­шей про­мыш­лен­но­стью, спе­ци­аль­ные обоб­щен­ные иг­руш­ки: со­раз­мер­ные ру­ке ре­бен­ка фиш­ки и ку­би­ки с на­не­сен­ным на них в верх­ней ча­сти схе­ма­ти­че­ским изоб­ра­же­ни­ем че­ло­ве­че­ско­го ли­ца, име­ю­ще­го раз­лич­ное вы­ра­же­ние. Де­ти с удо­воль­стви­ем ста­ли ис­поль­зо­вать их в ка­честв дей­ству­ю­щих лиц. При этом воз­ни­ка­ла ти­пич­ная ин­ди­ви­ду­аль­ная иг­ра ре­жис­сер­ско­го ти­па: с рас­пре­де­ле­ни­ем ро­лей, с сю­же­том, ос­но­ван­ным на лич­ном опы­те или по мо­ти­вам ска­зок, те­ле­пе­ре­дач и т. д.

Ка­тя (три го­да) по­лу­чи­ла для иг­ры де­ре­вян­ные бру­соч­ки раз­ных раз­ме­ров. На каж­дом в верх­ней его ча­сти бы­ло да­но схе­ма­ти­че­ское изоб­ра­же­ние че­ло­ве­че­ско­го ли­ца (груст­ное, ве­се­лое, сер­ди­тое, удив­лен­ное). Де­воч­ка сра­зу вы­бра­ла ма­лень­кий «улы­ба­ю­щий­ся» ку­бик: «Это зай­чик! А вот его ма­ма» (боль­шой «улы­ба­ю­щий­ся» ку­бик). За­тем Ка­тя по­стро­и­ла ма­лень­кие ку­би­ки па­ра­ми — это лес­ной дет­ский сад, и вос­пи­та­тель (боль­шой ку­бик) ве­дет всех гу­лять и со­би­рать яго­ды. Не­ожи­дан­но зай­чик по­те­рял­ся, все его ищут, зо­вут и на­ко­нец на­хо­дят — он спря­тал­ся за гриб...

Из это­го при­ме­ра вид­но, что в иг­ре пе­ре­да­на во­об­ра­жа­е­мая си­ту­а­ция, есть не­сколь­ко дей­ству­ю­щих лиц, свя­зан­ных опре­де­лен­ны­ми вза­и­мо­от­но­ше­ни­я­ми, ге­рои го­во­рят раз­ны­ми го­ло­са­ми (за них го­во­рит Ка­тя) и дей­ству­ют в рам­ках сво­ей ро­ли. Все это ор­га­ни­зу­ет трех­лет­ний ре­бе­нок, од­но­вре­мен­но ком­мен­ти­руя про­ис­хо­дя­щие со­бы­тия в фор­ме по­вест­во­ва­тель­ной ре­чи.

По­мощь взрос­ло­го, вы­ра­жа­ю­ща­я­ся в со­зда­нии иг­ро­вой сре­ды (предо­став­ле­ние ре­бен­ку ма­те­ри­а­ла), ак­ти­ви­зи­ру­ет иг­ру и да­ет воз­мож­ность про­явить­ся уже сло­жив­шим­ся фор­мам иг­ры ре­жис­сер­ско­го ти­па. Впо­след­ствии до­школь­ни­ки пе­ре­но­сят усво­ен­ные спо­со­бы иг­ры на дру­гие пред­ме­ты (фиш­ки, пи­ра­мид­ки раз­ных раз­ме­ров, пу­зырь­ки, шиш­ки, ка­муш­ки) и на стан­дарт­ные иг­руш­ки (кук­лы, иг­ру­шеч­ные зве­ри, мат­реш­ки и т. д.).

Де­тям ран­не­го и млад­ше­го до­школь­но­го воз­рас­та свой­ствен­но по не­сколь­ку раз про­иг­ры­вать зна­ко­мые сю­же­ты. При этом иг­ро­вые дей­ствия со­вер­шен­ству­ют­ся, со­кра­ща­ют­ся и обоб­ща­ют­ся. Сна­ча­ла они за­ме­ня­ют­ся же­ста­ми, поз­же — сло­вом. На пер­вый план вы­дви­га­ют­ся от­но­ше­ния меж­ду пер­со­на­жа­ми, их воз­мож­ное по­ве­де­ние в со­от­вет­ствии с эти­ми от­но­ше­ни­я­ми и ро­лью, ко­то­рой они на­де­ле­ны. Все это яв­ля­ет­ся хо­ро­шей под­го­тов­кой к сов­мест­ным сю­жет­но­ро­ле­вым иг­рам, ко­то­рые по­явят­ся поз­же.

Ре­жис­сер­ские иг­ры де­тей раз­но­го воз­рас­та име­ют свою спе­ци­фи­ку. Оста­но­вим­ся на осо­бен­но­стях раз­ви­тия этих игр у де­тей чет­вер­то­го го­да жиз­ни.

1. В их ос­но­ве ле­жит не­по­сред­ствен­ный опыт ре­бен­ка, т. е. со­бы­тия, ко­то­рые он на­блю­дал или в ко­то­рых сам при­ни­мал уча­стие. Зна­ния, по­лу­чен­ные из книг, рас­ска­зов взрос­лых, мульт­филь­мов, ра­дио­пе­ре­дач, на дан­ном эта­пе отоб­ра­жа­ют­ся ред­ко.

2. Сю­же­ты игр с иг­руш­ка­ми еще срав­ни­тель­но не­слож­ны. Ча­ще все­го они пред­став­ля­ют со­бой крат­кие це­поч­ки зна­ко­мых ре­бен­ку дей­ствий (кук­ла обе­да­ет, спит, идет гу­лять). Ко­ли­че­ство пер­со­на­жей обыч­но не­ве­ли­ко — один-два, ред­ко три. От­но­ше­ния меж­ду ни­ми ре­бе­нок опре­де­ля­ет по хо­ду иг­ры.

3. За каж­дой иг­руш­кой за­креп­ле­на по­сто­ян­ная роль, вы­те­ка­ю­щая из ее об­раз­но­го ре­ше­ния: Сне­гу­роч­ка, по­жар­ник, док­тор Ай­бо­лит, зай­чик, кос­мо­навт и т. д. Эта роль обыч­но опре­де­ля­ет и сю­жет­ные со­бы­тия: док­тор ле­чит зай­чи­ка, Сне­гу­роч­ка ищет Де­да Мо­ро­за и т. д.

Де­ти чет­вер­то­го го­да жиз­ни опи­ра­ют­ся в иг­ре пре­иму­ще­ствен­но на соб­ствен­ный опыт, и ес­ли сю­же­ты, под­ска­зы­ва­е­мые иг­руш­ка­ми ти­па хок­ке­ист, кос­мо­навт, по­жар­ник, не сов­па­да­ют с этим опы­том (а так оно обыч­но и бы­ва­ет), иг­ра раз­ва­ли­ва­ет­ся. Ре­бе­нок ли­бо от­ка­зы­ва­ет­ся в даль­ней­шем от та­кой иг­руш­ки, ли­бо огра­ни­чи­ва­ет­ся вне­сю­жет­ны­ми, пред­мет­но-прак­ти­че­ски­ми дей­стви­я­ми с ней. Сле­до­ва­тель­но, по­доб­ные иг­руш­ки не яв­ля­ют­ся адек­ват­ны­ми дан­но­му воз­рас­ту и мо­гут быть ис­поль­зо­ва­ны не в ин­ди­ви­ду­аль­ной иг­ре, а в сов­мест­ной, с обя­за­тель­ным уча­сти­ем взрос­ло­го, ко­то­рый по­ка­жет спо­со­бы иг­ры с та­ки­ми иг­руш­ка­ми, под­ска­жет, как вклю­чить их в зна­ко­мый сю­жет.

4. Сю­жет­ные со­бы­тия в ин­ди­ви­ду­аль­ных ре­жис­сер­ских иг­рах — ре­зуль­тат ас­со­ци­а­тив­но­го вос­при­я­тия ре­бен­ком окру­жа­ю­ще­го ми­ра: тот или иной пред­мет обо­ру­до­ва­ния, ат­ри­бут или иг­руш­ка на­тал­ки­ва­ют его на из­ме­не­ние сю­же­та. На­при­мер, по­пав­ша­я­ся на гла­за­пласт­мас­со­вая та­рел­ка из на­бо­ра иг­ру­шеч­ной по­су­ды вы­зы­ва­ет об­раз кук­лы, ко­то­рую кор­мят, и ре­бе­нок про­иг­ры­ва­ет сце­ну обе­да;ма­шин­ка, сто­я­щая не­вда­ле­ке, ве­дет к по­яв­ле­нию в сю­же­те ли­нии­пу­те­ше­ствия, по­езд­ки ку­да-то. Ас­со­ци­а­тив­ный ха­рак­тер сю­же­та опре­де­ля­ет его не все­гда связ­ное раз­ви­тие. Это есте­ствен­но и не нуж­да­ет­ся в по­прав­ках и вме­ша­тель­стве со сто­ро­ны взрос­лых. В ин­ди­ви­ду­аль­ной иг­ре ре­жис­сер­ско­го ти­па имен­но воз­мож­ность ка­ку­год­но из­ме­нять сю­жет да­ет про­стор для раз­ви­тия фан­та­зии и во­об­ра­же­ния ре­бен­ка.

5. Речь яв­ля­ет­ся глав­ным ком­по­нен­том ре­жис­сер­ской иг­ры. Ре­бе­нок на­зы­ва­ет свои дей­ствия, дей­ствия иг­ру­шек, не­ред­ко да­ет им оцен­ку: «Ж-ж-ж! Са­мо­лет ле­тит над по­лян­кой и ви­дит — Да­ша ягод­ки со­би­ра­ет... Он при­зем­лять­ся на­чал — трр-р-р-бу-бу-бу. Сел око­ло Да­ши, и она его ягод­ка­ми по­кор­ми­ла». > Как вид­но из при­ме­ра, для де­тей чет­вер­то­го го­да жиз­ни ха­рак­тер­ны опи­са­тель­но-по­вест­во­ва­тель­ная речь, в ко­то­рой ре­бе­нок про­го­ва­ри­ва­ет про­ис­хо­дя­щие в иг­ре со­бы­тия, и боль­шое ко­ли­че­ство зву­ко­под­ра­жа­ний. Ро­ле­вая речь встре­ча­ет­ся в этом воз­расте зна­чи­тель­но ре­же.

В сред­нем и стар­шем до­школь­ном воз­расте по­яв­ля­ют­ся раз­лич­ные фор­мы сов­мест­ной иг­ры, но ин­ди­ви­ду­аль­ная иг­ра не ис­че­за­ет, а про­дол­жа­ет раз­ви­вать­ся и услож­нять­ся. При­чем ре­жис­сер­ские иг­ры не­ред­ко пре­об­ла­да­ют на фо­не про­чих форм ин­ди­ви­ду­аль­ной иг­ро­вой де­я­тель­но­сти.

По­сколь­ку ре­жис­сер­ские ин­ди­ви­ду­аль­ные иг­ры со­сед­ству­ют с сов­мест­ны­ми сю­жет­но-ро­ле­вы­ми, уже в сред­нем до­школь­ном воз­расте ста­но­вит­ся воз­мож­ным вза­им­ный пе­ре­нос опы­та из од­них в дру­гие.

Оста­но­вим­ся на осо­бен­но­стях раз­ви­тия ре­жис­сер­ских игр у де­тей пя­то­го го­да жиз­ни.

1. В ос­но­ве игр по-преж­не­му ле­жит опыт, но не не­по­сред­ствен­ный, лич­ный, ко­то­рый те­перь име­ет вто­ро­сте­пен­ное, вспо­мо­га­тель­ное зна­че­ние, а опо­сре­до­ван­ный. Де­ти про­иг­ры­ва­ют зна­ко­мые сказ­ки, сти­хи, мульт­филь­мы и диа­филь­мы, не­ред­ко объ­еди­няя в од­ной иг­ре раз­лич­ные ис­точ­ни­ки.

2. Сю­же­ты игр от­ли­ча­ют­ся боль­шей слож­но­стью и раз­но­об­ра­зи­ем, чем на преды­ду­щем эта­пе. Уве­ли­чи­ва­ет­ся ко­ли­че­ство дей­ству­ю­щих лиц, услож­ня­ют­ся их свя­зи и от­но­ше­ния, вы­де­ля­ют­ся глав­ные и вто­ро­сте­пен­ные ге­рои, за ни­ми чет­ко за­креп­ле­ны ро­ли. В сю­жет впле­та­ют­ся лич­ные пе­ре­жи­ва­ния ре­бен­ка, его вос­по­ми­на­ния ис­ве­де­ния, по­лу­чен­ные из книг, ска­зок, те­ле­пе­ре­дач.

Зна­чи­тель­ное вли­я­ние на ин­ди­ви­ду­аль­ную иг­ру, при­чем не все­гда по­ло­жи­тель­ное, мо­жет ока­зать опыт сов­мест­ных игр.

Ес­ли сов­мест­ные иг­ры яв­ля­ют­ся ре­зуль­та­том жест­ко­го ру­ко­вод­ства взрос­ло­го, стре­мя­ще­го­ся под­чи­нить их опре­де­лен­но­му сте­рео­ти­пу, то та­кие иг­ры ли­ше­ны твор­че­ско­го на­ча­ла и но­сят фор­маль­ный ха­рак­тер.

Пе­ре­нос иг­ро­вых шаб­ло­нов из сов­мест­ной иг­ры в ин­ди­ви­ду­аль­ную обед­ня­ет со­дер­жа­ние по­след­ней, пре­вра­ща­ет­ся в пас­сив­ную от­ра­бот­ку усво­ен­ных шаб­ло­нов на дру­гом ма­те­ри­а­ле—в иг­ре с иг­руш­ка­ми вме­сто ре­аль­ных парт­не­ров. Цен­ность по­доб­ных иг­ро­вых дей­ствий для об­ще­го и иг­ро­во­го раз­ви­тия ре­бен­ка и для раз­ви­тия его твор­че­ско­го по­тен­ци­а­ла рав­на ну­лю.

3. Ес­ли ин­ди­ви­ду­аль­ная иг­ро­вая де­я­тель­ность раз­ви­ва­ет­ся­без ука­зан­ных вы­ше ослож­не­ний, она пред­став­ля­ет со­бой ди­на­мич­ный про­цесс. Раз­ви­тие сю­же­та по-преж­не­му про­ис­хо­дит на ос­но­ве­воз­ни­ка­ю­щих ас­со­ци­а­ций, ко­то­рые у ре­бен­ка пя­то­го го­да жиз­ни­но­сят бо­лее слож­ный ха­рак­тер и бе­рут на­ча­ло не толь­ко в окру­жа­ю­щей его пред­мет­ной сре­де. На­при­мер, ре­бе­нок ве­зет зай­чи­ка на­иг­ру­шеч­ной ма­ши­не, и эти дей­ствия у не­го ас­со­ци­и­ру­ют­ся со строч­ка­ми из зна­ко­мо­го сти­хо­тво­ре­ния: «Зай­чи­ки в трам­вай­чи­ке, жа­ба­на мет­ле», и да­лее: «Наш маль­чик, наш зай­чик по­пал под трам­вай­чик». Ре­зуль­та­том яв­ля­ет­ся про­иг­ры­ва­ние ис­то­рии про доктораАйболита, ко­то­рый ле­чит зай­чи­ка.

Сле­ду­ет под­черк­нуть: ас­со­ци­а­ции, свя­зан­ные с по­пу­ляр­ны­ми дет­ски­ми сти­ха­ми, осо­бен­но ти­пич­ны для де­тей сред­не­го до­школь­но­го воз­рас­та.

5. Иг­ра де­тей пя­то­го го­да жиз­ни прак­ти­че­ски по­сто­ян­но со­про­вож­да­ет­ся ре­чью. На фо­не опи­са­тель­ных вы­ска­зы­ва­ний по­яв­ля­ют­ся ро­ле­вые и оце­ноч­ные. Каж­дую роль ре­бе­нок ве­дет го­ло­сом, ха­рак­тер­ным для его ге­роя: за зай­чи­ка го­во­рит то­нень­ким го­лос­ком, за вол­ка — гру­бым и сер­ди­тым. Оце­ноч­ные вы­ска­зы­ва­ния вхо­дят в опи­са­тель­ную речь и вы­ра­жа­ют от­но­ше­ние к про­ис­хо­дя­щим в иг­ре со­бы­ти­ям, не­ред­ко мо­ти­ви­руя их. «Волк злой, пло­хой! Он съесть хо­чет ма­лень­ко­го зай­чи­ка! — го­во­рит Ле­на (че­ты­ре го­да де­сять ме­ся­цев).— Ой-ой-ой! — пи­щит она то­нень­ко.— Ма­ма, ма­ма, он съесть нас хо­чет! Он сей­час уже съест!» «Ну-ка, волк, ухо­ди,— го­во­рит стро­гим го­ло­сом.— Уже охот­ник идет и ма­ма зай­чи­ха».

В этом при­ме­ре чет­ко про­сле­жи­ва­ют­ся по­вест­во­ва­тель­ная речь

(«Уже охот­ник идет и ма­ма зай­чи­ха»), ро­ле­вая («Ой-ой-ой! Ма­ма, ма­ма, он съесть нас хо­чет!..») и оце­ноч­ные вы­ска­зы­ва­ния («Волк злой, пло­хой»).

Та­ким об­ра­зом, ре­жис­сер­ская иг­ра до­школь­ни­ков сред­не­го воз­рас­та ис­пы­ты­ва­ет на се­бе вли­я­ние, с од­ной сто­ро­ны, опы­та ре­бен­ка, с дру­гой — опы­та иг­ро­вых дей­ствий и от­но­ше­ний, ко­то­рый он при­об­ре­та­ет в сю­жет­но-ро­ле­вой сов­мест­ной иг­ре.

В даль­ней­шем ин­ди­ви­ду­аль­ные иг­ры ре­жис­сер­ско­го ти­па про­дол­жа­ют обо­га­щать­ся за счет на­коп­ле­ния иг­ро­во­го опы­та. Од­но­вре­мен­но рас­тет уме­ние отоб­ра­жать в иг­ре от­но­ше­ния меж­ду людь­ми, спо­со­бы по­ве­де­ния в раз­ных си­ту­а­ци­ях, пред­став­ле­ния о ко­то­рых де­ти чер­па­ют из рас­ска­зов взрос­лых, про­чи­тан­ных книг, ска­зок, про­смот­рен­ных филь­мов.

Воз­ни­ка­ю­щие сю­же­ты от­ли­ча­ют­ся слож­но­стью, ди­на­мич­но­стью. В иг­ру вклю­ча­ет­ся не­сколь­ко дей­ству­ю­щих лиц, в ро­ли ко­то­рых вы­сту­па­ют иг­руш­ки. Раз­ви­тие фан­та­зии, вы­со­кий уро­вень обоб­ще­ния, уме­ние дей­ство­вать в пла­не пред­став­ле­ний поз­во­ля­ют ре­бен­ку на­де­лять иг­руш­ку ро­лью вне за­ви­си­мо­сти от ее об­раз­но­го ре­ше­ния. Так, в иг­ре стар­ше­го до­школь­ни­ка боль­шая иг­ру­шеч­ная со­ба­ка мо­жет стать мед­ве­дем, а ма­лень­кая — зай­чон­ком, ку­сок се­рой тка­ни — вол­ком и т. д.

На­ря­ду с обыч­ны­ми иг­руш­ка­ми де­ти ше­сто­го-седь­мо­го го­да жиз­ни ис­поль­зу­ют раз­лич­ные пред­ме­ты-за­ме­сти­те­ли. Сле­ду­ет под­черк­нуть: ес­ли млад­шие до­школь­ни­ки ис­поль­зо­ва­ли пред­ме­ты-за­ме­сти­те­ли ис­клю­чи­тель­но для обо­зна­че­ния не­оду­шев­лен­ных пред­ме­тов (на­при­мер, па­лоч­ки вме­сто ло­жек, ку­бик вме­сто кус­ка мы­ла), то стар­шие ча­сто вво­дят их для за­ме­ще­ния то­го пер­со­на­жа иг­ры, на роль ко­то­ро­го нет под­хо­дя­щей кук­лы, на­при­мер вме­сто бе­ге­мо­та — ди­ван­ная по­душ­ка, вме­сто змеи — ве­рев­ка или шну­рок. Не­ред­ко на­ря­ду с обыч­ны­ми иг­руш­ка­ми ис­поль­зу­ют­ся и во­об­ра­жа­е­мые пред­ме­ты. Узнать об этом мож­но, вни­ма­тель­но вслу­ши­ва­ясь в речь ре­бен­ка во вре­мя иг­ры.

Ми­тя (пять лет во­семь ме­ся­цев) иг­ра­ет в ком­на­те с иг­руш­ка­ми — миш­кой, гру­зо­ви­ком, пи­ра­мид­кой, ма­лень­кой мяг­кой со­бач­кой. «Миш­ка в ма­га­зи­не рань­ше жил, его ку­пи­ли и при­нес­ли до­мой. Он здесь бу­дет спать и ку­шать». (Укла­ды­вая миш­ку на по­душ­ку, при­кры­ва­ет сал­фет­кой вме­сто оде­я­ла.)
Он еще спит, а к не­му со­бач­ка при­шла по­смот­реть, ко­го это ку­пи­ли. А он не ви­дит, спит по­то­му что. Со­бач­ка по­ду­ма­ла: миш­ку бу­дут боль­ше лю­бить, по­то­му что он но­вый. И ре­ши­ла уй­ти из до­ма. (Уно­сит со­бач­ку в дру­гой ко­нец ком­на­ты.) Шла она, шла и уви­де­ла вол­шеб­ни­цу. Вол­шеб­ни­ца ок­на мы­ла в сво­ем двор­це. (Оста­нав­ли­ва­ет со­бач­ку воз­ле за­стек­лен­ных по­лок.) Вол­шеб­ни­ца (во­об­ра­жа­е­мый пер­со­наж) ей го­во­рит: «Глу­пая со­бач­ка! Он но­вый, но он спит! И еще иг­рать не уме­ет! Он ма­лень­кий, толь­ко ро­дил­ся. Его не бу­дут боль­ше всех лю­бить. Я мо­гу так сде­лать, что вы с ним по­дру­жи­тесь, бу­де­те дру­зья­ми. Толь­ко ты долж­на най­ти вол­шеб­ную па­лоч­ку».
А па­лоч­ку ведь­ма в пруд спря­та­ла и ни­ко­му не да­ет. (По­яс­ня­ет сво­им го­ло­сом Ми­тя.) И со­бач­ка при­шла к пру­ду. А там рыб­ки. «По­мо­ги­те, рыб­ки, до­стань­те па­лоч­ку!» (За со­бач­ку Ми­тя го­во­рит очень неж­ным, про­си­тель­ным го­ло­сом.)
Ре­бе­нок увле­чен­но, за­ин­те­ре­со­ван­но иг­ра­ет еще два­дцать ми­нут. Не при­ни­мая на се­бя ни­ка­кой ро­ли, он вы­пол­ня­ет функ­цию ре­жис­се­ра: про­го­ва­ри­ва­ет ре­пли­ки всех дей­ству­ю­щих лиц, оце­ни­ва­ет про­ис­хо­дя­щее с точ­ки зре­ния каж­до­го ге­роя.

Изу­че­ние ин­ди­ви­ду­аль­ной иг­ры де­тей до­школь­но­го воз­рас­та поз­во­ля­ет сде­лать сле­ду­ю­щие вы­во­ды.

Ин­ди­ви­ду­аль­ная иг­ра яв­ля­ет­ся важ­ным ви­дом де­я­тель­но­сти, не­об­хо­ди­мым для ста­нов­ле­ния и раз­ви­тия иг­ро­вых на­вы­ков. Она спо­соб­ству­ет так­же раз­ви­тию во­об­ра­же­ния, мыш­ле­ния, ре­чи и дру­гих пси­хи­че­ских функ­ций.

В ран­нем и млад­шем до­школь­ном воз­расте ин­ди­ви­ду­аль­ная фор­ма иг­ры яв­ля­ет­ся ос­нов­ной. По со­дер­жа­нию (как де­я­тель­ность) иг­ра про­хо­дит путь от пред­мет­но-прак­ти­че­ской к сю­жет­но-отоб­ра­зи­тель­ной и, на­ко­нец, к сю­жет­но-ро­ле­вой, раз­но­вид­но­стью ко­то­рой яв­ля­ет­ся ре­жис­сер­ская иг­ра. Что для нее ха­рак­тер­но? От­сут­ствие парт­не­ров, вы­пол­не­ние ре­бен­ком ор­га­ни­зу­ю­щей, ру­ко­во­дя­щей функ­ции (он не бе­рет на се­бя ни­ка­кой кон­крет­ной ро­ли).

Ре­жис­сер­ская иг­ра по­яв­ля­ет­ся рань­ше сов­мест­ной сю­жет­но-ро­ле­вой, ибо для ее осу­ществ­ле­ния не тре­бу­ет­ся вы­со­ко­го уров­ня раз­ви­тия иг­ро­во­го об­ще­ния. Од­на­ко та­кие ее осо­бен­но­сти, как на­ли­чие во­об­ра­жа­е­мой си­ту­а­ции, рас­пре­де­ле­ние ро­лей меж­ду иг­руш­ка­ми, мо­де­ли­ро­ва­ние ре­аль­ных от­но­ше­ний в иг­ро­вой фор­ме, и да­ют воз­мож­ность от­не­сти иг­ру к сю­жет­но-ро­ле­во­му ви­ду. В даль­ней­шем ре­жис­сер­ская иг­ра и сов­мест­ная сю­жет­но-ро­ле­вая раз­ви­ва­ют­ся па­рал­лель­но, обо­га­щая и до­пол­няя друг дру­га.

Ре­жис­сер­ская иг­ра име­ет яр­ко вы­ра­жен­ный твор­че­ский ха­рак­тер. Она не тре­бу­ет от ре­бен­ка ко­ор­ди­на­ции иг­ро­вых дей­ствий с парт­не­ра­ми. В ин­ди­ви­ду­аль­ной иг­ре де­ти мень­ше под­вер­га­ют­ся вли­я­нию сло­жив­ших­ся в кол­лек­ти­ве иг­ро­вых сте­рео­ти­пов, что поз­во­ля­ет им по сво­е­му устрем­ле­нию раз­ви­вать сю­жет, ис­поль­зо­вать лю­бые иг­руш­ки и пред­ме­ты-за­ме­сти­те­ли. В та­ких иг­рах от­чет­ли­во про­яв­ля­ют­ся ин­ди­ви­ду­аль­ные осо­бен­но­сти ре­бен­ка, его лич­ные ка­че­ства.

Ана­лиз ре­жис­сер­ской иг­ры поз­во­ля­ет су­дить не толь­ко о ее зре­ло­сти и сфор­ми­ро­ван­но­сти, но и об осо­бен­но­стях пред­став­ле­ний ре­бен­ка о ми­ре, его от­но­ше­ний к лю­дям, о его соб­ствен­ной жиз­нен­ной по­зи­ции.

Добавить комментарий


Fatal error: Class 'DOMDocument' not found in /home/d-kalendar/d-knigi.ru/docs/modules/filter/filter.module on line 1047